Вход
Места логотип

Правила путешествий: Ярослав Лодыгин

Ярослав
Лодыгин
Ведущий Радио Аристократы. Посетил около 16 стран.

Парагвай — это такая баня под открытым небом и довольно бедная аграрная страна.

Украинцы в Парагвае первыми занялись сельским хозяйством, принялись пахать землю и выращивать овощи. Когда они поняли, что тут нет картошки, то приспособили корнеплод, который по вкусу, как картошка и подходит в пищу. В Бразилии он называется маниока.

Когда в Асуньсьоне (столица Парагвая – ред.) начинаются тропические ливни, город заливается водой по пояс, и это для местных жителей нормально.

Русские туристы (не все конечно, но большинство) раздражают во время путешествий. Мы научились избегать их. Наверное, все, кто активно ездит за рубеж хотя бы раз в год, уже знают на каких островах в Таиланде, или в каких местах островов в Таиланде, живут русские, и куда не нужно селиться. Я не до конца понимаю этот феномен, почему они себя так ведут.

Важно периодически путешествовать — это дает тебе возможность лучше понять, кто ты есть, где ты живешь и вообще что происходит в мире.

Приезжая в другую страну, обращаю внимание на таможенников, если таможенники хорошие ,то шансы на приятное прибывает в стране увеличиваются. Есть таможенники хмурые, а есть очень радушные, встречаются вообще незаметные.

Нельзя поехать на Шпицберген и не попытаться найти белого медведя – это неправильно, все равно хочется его увидеть. Или поехать в Альпы и не прокатиться на лыжах – тоже неправильно, нужно обязательно это делать.

В Гаване очень приятно пить дайкири с утра до вечера, ты там не пьянеешь из-за влажности воздуха. А если и захмелел, то это не такая жуткая темная водочная пьянь — это другой ритм, воздух, океан, там очень хорошо.
Норвегия – божественная страна, все эти виды… Там ты как дома никогда не будешь, ты скорее в гостях у Бога, свидетель его величия.

Обычно я качаю приложения, но потом ими не пользуюсь, они какие-то неудобные.Читаю просто Википедию: про дом, про улицу, район, город. Английской Википедии хватает, чтобы понять контекст, в котором ты находишься.

Пытался пользоваться каучсерфингом, но как-то мне не понравилось.

Из путешествий привожу пластинки. Практически в каждом большом городе есть хороший виниловый магазин. Магнитики тоже вожу, как и все пакетами, и вешаю их на холодильник. Моя мама любит фигурки, разные маленькие статуэтки, я пытаюсь всегда найти их. Если это Индия — то слон, если Африка — то жираф. В книжный магазин зайти всегда приятно, особенно где есть отдел англоязычной литературы.

Белые рубашки стараюсь возить с собой, мне нравится иногда как-то парадно себя ощущать.

Я мечтаю сделать три вещи в путешествиях: увидеть китов – я дважды бывал в местах, где они появляются, но был не сезон; увидеть баобабы – с детства меня впечатляют картинки с этими гигантскими растениями, я про них уже много всего узнал, и знаю, что на Мадагаскаре растут самые необычные и красивые, и более того там растут баобабы, которых нет больше нигде в мире; а еще хочу поймать марлина, как Хемингуэй, уже дважды ходил, но что-то не ловится.

В каждой стране есть что-то страшно интересное.

Шпицбе́рген – это архипелаг в Баренцевом море, такой гигантский кусок земли, который выпирает из холодного моря, и где есть всего два города: один норвежский, второй русский.

Ло́нгйир - столица Шпицбергена — это норвежский городок, там грязно, часто идут дожди, нет асфальта, да и особо дорог нет, а зима длится очень долго. Белые медведи просто так приходят к городу, поэтому запрещено выходить за его пределы без ружья. Да и пойти то особо некуда. Но местные пьют пиво и наслаждаются своим Шпицбе́ргеном и своими медведями.

Три или четыре часа пути на каком-то судне — и ты попадаешь в русский город, который называется Баренцбург. И это даже не город вовсе. Атмосфера, как в рассказах Солженицына. Город принадлежит России, и Россия очень не хочет уходить оттуда. Шпицбе́рген принадлежит Норвегии, но все базы, города и шахты, которые были построены русскими, принадлежат русским, пока они работают. Как только они закрываются, Россия должна свернуть свою деятельность и уйти, но Россия оставляет зацепку и повод там находиться. Оттуда нельзя уехать просто так, нужно ждать самолет, который прилегает раз в год. Многие местные шахтеры приезжают на заработки, но почти все деньги просаживают сразу же после получки с тоски. Вот Баренцбург – это самое экзотическое место для меня.

Главное в путешествиях оставлять больше пространства для импровизаций, нужно быть открытым и пытаться как можно скорее выбраться из туристической матрицы.